Мама не в декрете
история MOVIE глазами дочки президента компании
Есть ли какая-то привилегированность у дочери президента компании? Да! Я первая вижу мамины работы.
Передо мной лежит книга о том, как делать бизнес красиво и в 7 главе рассказана история моей мамы - Екатерины Селявиной.
Я наблюдала ее путь глазами маленькой девочки, чье взросление проходило вместо со становлением маминого бизнеса, а теперь вижу этот путь на страницах книги.

1992 год.
Я уже у мамы под сердцем и жду своего появления на свет. Буквально физически чувствую ее драйв, энергию, амбиции и желание быть финансово независимой. Она работает c «Видео Интернешнл» по соседству с величайшими бизнесменами того времени и общается с ними: Михаилом Лесиным, Юрием Заполем, Тимуром Бекмамбетовым, Владимиром Перепелкиным, позже с Сергеем Васильевым.

«К Селявиной и ее рекламным опытам мужчины относились
с симпатией, всегда были рады помочь «соседке» советом.
А потом Юрий Заполь настоятельно посоветовал ей сделать
свое собственное рекламное агентство:
«Ты уже доросла до него»
.
Новая страница. 1993 год.
Наверное, моя мама – чудо – женщина. Она успевает заботиться о малышке и в перерывах между кормлениями решать миллион вопросов. Она ездит по городу за рулем, ищет новые вывески и, замечая что-то интересное, паркуется, бежит в офис, знакомиться с владельцами магазинов, предлагать им рекламные стратегии и подписывать контракты.
«Значит, надо спуститься на землю, сесть
в машинуи поехать искать новых клиентов.
Не ждать у моря погоды, не винить "мертвый сезон",
не ссылаться на объективные трудности.
Не сдаваться.
И не заместителей посылать — а самой, лично»
.

Новая сделка и старые рутинные дела. Энергии мамы хватает на то, чтобы растить сразу двоих детей – меня и бизнес.
Время летит быстро. Мне уже полгода.

Мама подписала контракт с одним крупным Фондом и для кадра нужен был новорожденный малыш. Это был самый быстрый кастинг в моей жизни и мой первый опыт съемок. И я стала мелькать по телевизору в ролике Народного чекового инвестиционного Фонда.

Переворачиваю страницу. Год 1998.

Мама постоянно работает. Еще она дружит с зарождающимися талантами: актерами, режиссерами, музыкантами и бизнесменами! Они также повлияли на выбор ее деятельности.

А я играю и вдруг начинаю напевать мелодию из ролика популярного тогда напитка Irn-Bru, помню, очень уж она мне запала в голову. Мама слышит и с радостными нотками в голосе спрашивает, что это я там такое пою?

Ох уж и приставучая эта ваша реклама. Быстро закончила петь и сделала вид, что им показалось. Реклама – это то, с чем мне приходится делить маму. Никогда не признаю, что она увлекла и меня! Но стоило только задуматься и сразу вырвалась вторая мелодия:

"Пейте без остановки,
Напитки из Черноголовки!"

Этот джингл, написанный Николаем Девлет-Кильдеевым (гитаристом, автором песен и участником группы «Моральный Кодекс») «настолько «лег», запомнился, прижился, что используется и сегодня — спустя двадцать лет».
Мама после работы принесла мне бутылочку тархуна, а я знала, что из-за этой газировки ее целый день нет дома. Принципиально не буду пить! Не поверите, даже сейчас, когда мне уже 27, я не пью тот самый тархун.
«Агентство завалили заказами другие
производители безалкогольных напитков
и каждый раз упрашивали:
«Сделайте нам так же, как напиткам из Черноголовки!
»
.
Еще страница. 2000 год.
Мне 7 лет, новый значимый этап в моей жизни - общеобразовательная и музыкальная школа! Я люблю учиться и не люблю отвлекаться. Маме кажется, что меня интересуют съемки. Но это не так! Ну разве что самую малость, но разве я могу это признать? Через 10 лет я захочу быть актрисой и сниматься в рекламных роликах и сериалах.
А, тем временем, на съемочной площадке мамин новый проект... Идут съемки рекламы лапши быстрого приготовления «Роллтон» (кстати, на площадке решили, что произносить этот бренд теперь будут как «РОллтон», не «РоллтОн»). На этот раз в кадре мой одноклассник, у него такая огромная кудрявая светлая шевелюра!
Захожу к гримерам и вижу, как ему делают маникюр. Думаю, что, у него совсем крыша поехала? Мальчик пропускает школу, да еще и делает маникюр?!
Теперь вы понимаете, почему моя мама не могла заставить меня сниматься где-либо?
Потом он станет звездой Ералаша, а сейчас в 27 - профессиональным актером дубляжа.
Пока я путешествую по съемочной площадке, мама работает с Владимиром Вольфовичем. MOVIE начинают расклеивать плакаты с Жириновским в регионах в тот момент, когда агитация еще запрещена.
«Сказать, что Владимир Вольфович был в ярости — ничего не сказать. Сначала он кричал, что посадит нас всех в Лефортово. Потом спрашивал, знаем ли мы, как пахнут свежевырытые могилы, и пообещал, что скоро узнаем.
Помню, после того разговора я ехала домой и думала: «Зачем я ввязалась в это? У меня же маленькая дочь! Больше — никогда!»
Но на следующий день Жириновский был уже прежним — спокойным, умным, неагрессивным. И благодарным клиентом
»
.
Закрываю книгу. Столько воспоминаний, столько тепла.

Конечно, часто моя позиция была категоричной. Я упрямилась, впадала в отрицание. Но за всеми этими капризами стояло только горячее желание больше времени проводить с мамой.

Моя смелая и решительная, мудрая и чуткая мама, каждый день делала все что было в ее силах и даже немного больше, чтобы вырастить своих детей – меня и MOVIE. Она понимала, что иногда нужно пожертвовать совместным вечером, чтобы дать гораздо больше. И у нее получилось.
После окончания МГИМО я пробовала работать на съемочной площадке и помощником продюсера, и ассистентом по актерам, и редактором на телевидении, пробовала себя и в ивент-индустрии, но остановилась на рекламе и сейчас я работаю в MOVIE, занимаюсь PR и мне это интересно. Свои 25 лет отмечала в один год с юбилеем кампании и даже была соведущей этого грандиозного ивента!
Мы родились и росли вместе с MOVIE и сейчас нам 27!

Мама, ты лучшая, я тебя люблю!
PR-менеджер, Movie Digital